ЧЕЛОВЕК ВЫХОДИТ ИЗ ТЮРЬМЫ. ВО ЧТО ОН ОДЕТ?

Программа: 

Вопрос не из праздного любопытства

Смена тюремной робы на гражданскую одежду в день освобождения – ритуал, значение которого, судя по всему, недооценивают – и те, кто через него не прошел, и те, кто пишет законы, которые регулируют отбывание наказания и последующее освобождение.

Помимо материального воплощения той самой Свободы, о которой мечталось все эти годы, переодевание в вольную одежду - важнейший момент и с практической точки зрения: как известно, у нас «встречают по одёжке», и твои первые шаги на свободе, во-многом, будут зависеть от того, как ты выглядишь, во что ты одет. (А для женщины вопрос, во что она одета, актуален всегда и в любой ситуации).

К сожалению, существующие законодательные (и ведомственные) нормы не способствуют тому, чтобы человек, освобождающийся из мест лишения свободы, выглядел не как бывший зек, а как обычный человек, «один из нас».

И все дело в том, что по закону человеку в тюрьме нельзя получать гражданскую одежду в посылках заранее – по Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений она относится к одежде «неустановленного образца», и ее «запрещается изготавливать, иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать». Сами сотрудники колонии могут посоветовать родственнику лишь «найти кого-нибудь» в поселке рядом с колонией и выслать посылку с одеждой на него. Непонятно только как воспользоваться этим советом матери/жене/мужу/другу, которые находятся за тысячи км от этого населенного пункта.

Конечно, чаще всего гражданская одежда у осужденного есть и хранится на складе. Но хранится она там годы и неизвестно в каких условиях и вообще какого она качества. За многие годы она может быть (и почти наверняка) уже не по размеру и не в кондиционном состоянии. Но – и закон здесь обычно суров, так же как и правоприменитель – одежду эту могут не дать заранее увидеть, погладить, примерить, подшить, привести в порядок.

Хотя, если одежда к моменту освобождения уже не подходит по размеру или ее нет совсем, государство позаботится об освобождающемся – он поедет домой в тюремной робе, которую получит либо задаром, если она выходила свое, либо с вычетом (с лицевого счета) «невыношеннного» срока, а если на лицевом счету пусто, то – «за счет заведения».

Вот что говорит соответствующая статья из Уголовно-исполнительного кодекса:

Статья 181. Оказание помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания

2. При отсутствии необходимой по сезону одежды или средств на ее приобретение осужденные, освобождаемые из мест лишения свободы, обеспечиваются одеждой за счет средств федерального бюджета. Им может быть выдано единовременное денежное пособие в размере, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. (в ред. Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)

Осужденные и их родственники сталкиваются с проблемами обеспечения одеждой на освобождение и другого рода. И связано это с режимными требованиями. Опять-таки по закону, который говорит «не положено». Вот что написала в правозащитную организацию мать осужденного, готовящегося к освобождению:

«Здравствуйте. Мой сын освобождается. Посылка ему еще не положена. Не знаю, как отправить вещи. Позвонила в ИК, сказали ищите знакомых в городе, шлите на их адрес, чтобы передали. Что за бред?! Где я их найду? Закон это никак не регулирует?»

Создается ощущение, что проблемы не стоят выеденного яйца, в том смысле, что создаются они на пустом месте, там, где, с точки зрения здравого смысла, их и быть не должно. А ведь в данном случае на кону очень серьезная и общественно-значимая, как сегодня принято говорить, задача – реинтеграция бывших осужденных в общество, в которой все мы кровно заинтересованы. Ведь от того, как встретят, может зависеть, как вся жизнь дальнейшая человека, только что освободившегося, покатится – либо на подъем, либо снова под откос.

Сегодня реально заметный эффект от нынешнего законодательства, определяющего момент освобождения – это раздражение родственников, которые не понимают, почему закон не идет навстречу человеку. И, возможно, раздражение самого «сидельца», в том случае, если он не успел уже привыкнуть ко всему за годы заключения, если они не вытравили у него способность эмоционально реагировать на несуразности российского законодательства, ведомственных приказов и правоприменения.

 Что можно предложить?

Обращаясь к тем, кто обладает правом законодательной инициативы, мы предлагаем:  

  1. Внести изменения в ПВР ИУ – считать вещи, присланные «на освобождение» (а это могут быть не только одежда, но также и часы, и украшения (а может быть и мобильные телефоны!) как исключение к пункту 22 Приложения N 1 к ПВР ИУ «Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается изготавливать, иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать» (п.22: «Одежда, головные уборы, обувь и постельное белье (за исключением одного комплекта тапочек, спортивного костюма и спортивной обуви темных расцветок) неустановленных образцов»).
  2. Вне зависимости от режима учреждения, в котором содержится осужденный, не включать посылку с вещами на освобождение в число разрешенных посылок - соответствующее дополнение необходимо внести в УИК РФ и ПВР ИУ. (Количество посылок(передач) и бандеролей, положенных осужденным на разных режимах содержания зафиксировано в статьях УИК РФ, а ПВР ИУ только повторяют их количество и конкретизируют порядок подсчета временного интервала между посылками/бандеролями. Поэтому без изменения в УИК относительно дополнительной посылки с вещами на освобождение, внести изменения в ПВР ИУ не получится, и, таким образом, изменения должны вносится одновременно федеральным законом в УИК РФ и Приказом Минюста - в ПВР ИУ.)
  3. Разрешить выдачу гражданских вещей для примерки, стирки, ремонта, глажения за разумный период времени до освобождения. 

А родственникам и осужденным, которые сталкиваются с проблемами пересылки вещей на освобождение, наш совет – пишите! Пишите нам, в правозащитные организации, депутатам Госдумы, своим местным депутатам, уполномоченным по правам человека в регионах и в Российской Федерации. Только так «наверху» смогут осознать текущую ситуацию как проблему и, возможно, озадачатся поиском ее решения.