Европейский суд счел места чересчур отдаленными

Программа: 

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что Россия нарушает Конвенцию по защите прав человека, отправляя осужденных в места лишения свободы за тысячи километров от их семей. Родственникам четырех заключенных власти должны выплатить около €30 тыс. Правительство РФ не признало нарушения права заявителей на уважение семейной жизни.

Решение ЕСПЧ вынесено по делу "Полякова и другие против РФ", объединившему четыре жалобы родственников заключенных, которых ФСИН отправил в удаленные от их семей колонии. ЕСПЧ признал, что такие решения ФСИН и отказы властей перевести осужденных ближе к дому нарушают гарантированное ст. 8 Конвенции право на уважение частной и семейной жизни. В решении суда говорится, что расстояние между тюрьмами и домами семей заключенных составляет от 2 тыс. до 8 тыс. км. Это препятствует свиданиям или вовсе их исключает, но российские законы допускают такое вмешательство ФСИН в семейную жизнь осужденных, что не соответствует международным стандартам.

Согласно материалам дела, Эльвира Полякова из Владивостока с 2008 года смогла лишь трижды навестить вместе с сыном своего гражданского мужа, отбывающего срок в Красноярске. Проживающая в Чечне Наталья Кибало c 2008 по 2012 год восемь раз посещала мужа в Благовещенске, но в 2013 и 2014 году уже не смогла совершить такое путешествие. Без свиданий с матерью (умершей в 2013 году) остался отбывающий наказание с 2007 года в Ямало-Ненецком округе Владимир Палилов из Ярославской области. Все они безуспешно просили ФСИН переместить их поближе к родне, но обжаловать отказы в судах не смогли.

Правительство РФ не признало нарушения права заявителей на уважение частной и семейной жизни, говорится в решении. Власти ссылались, в частности, на отсутствие условий для помещения мужа госпожи Поляковой в переполненную колонию строгого режима Приморского края. А муж госпожи Кибало был передан за пределы Северного Кавказа, поскольку "показал себя смутьяном и неоднократно нарушал правила, поддерживал ваххабитское движение". Господин Палилов пожизненно представлял особую опасность и по закону мог направляться в колонию независимо от места жительства.

"Важная часть решения ЕСПЧ — анализ положений Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), регламентирующих выбор колонии и возможность перевода заключенного в другую колонию. Эти аспекты регламентируются статьями 73 и 81 УИК",— рассказала "Ъ" юрист правозащитного центра "Мемориал" Татьяна Глушкова (представлявшая интересы семьи Кибало). По общему правилу осужденные отбывают наказание в колониях, расположенных на территории субъекта РФ, где они проживали или были осуждены, и могут быть отправлены в другой регион лишь "в исключительных случаях". Однако из этого правила есть исключения: заключенные могут быть направлены в другой регион при отсутствии в их субъекте соответствующего вида колоний или невозможности размещения в них. Колонии для отбывания наказания осужденных пожизненно, а также за терроризм, похищение людей, особо опасных рецидивистов ФСИН определяет по своему усмотрению.

ЕСПЧ признал, что суды РФ не признают необходимость поддержания семейных связей и не проверяют пропорциональность отказов ФСИН в переводе. Качество законодательства РФ в этой сфере не соответствует требованиям Конвенции, признал ЕСПЧ. Как отметила госпожа Глушкова, эта позиция радикально отличается от позиции КС РФ, который неоднократно признавал жалобы заключенных на указанные нормы неприемлемыми. Теперь у правительства есть три месяца на обжалование решения в Большой палате ЕСПЧ.

"ЕСПЧ указал на дефектность российского законодательства в части определения места отбывания наказания",— считает эксперт по международному праву адвокат Сергей Голубок. По его словам, в некоторых странах, например, в Великобритании и Канаде, если заключенные находятся вдалеке от дома и у их семей отсутствуют средства для их посещения, государство выделяет субсидии для оплаты билетов и проживания. "Решение ЕСПЧ — логичное продолжение его предыдущих постановлений о пенитенциарной системе РФ. В деле 'Хорошенко против России' нарушением был признан запрет на длительные свидания, который недавно исправил КС",— отметил юрист правозащитного НКО "Сутяжник" Антон Бурков. Юридический директор "Мемориала" Кирилл Коротеев считает, что в РФ требуется серьезный пересмотр системы исполнения наказаний. Проблема выходит за рамки неограниченного усмотрения ФСИН: УИК исходит из необходимости раздельного содержания многих групп заключенных.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург, «Ъ»